«Голодаем мы в России, брат!»: куда от нас уезжают гастарбайтеры

Вот недавно 27-летний Баходир Улугбеков решает отправиться в Сеул.

«Я начал работать на стройке в России, когда мне было 18 лет», рассказывает он мне. «Я строил многоэтажные здания в Новосибирске и Тюмени. Там было очень тяжело, особенно зимой, когда на улице было минус сорок градусов, а мы все равно кладли кирпичи. Хорошая зарплата была — около ста тысяч рублей. Я не могу жаловаться, это были хорошие деньги. Я женился, устроил дорогую свадьбу, как все люди, и построил дом в Фергане. Но сейчас курс рубля упал».

Раньше сто тысяч было полторы тысячи „баксов“, а теперь тысяча. В Южной Корее на стройках 3 000 долларов в месяц платят, это же почти триста тысяч рублей!» Улугбеков полгода ходил на курсы и учил там английский. Корейский, как признаётся, не знает. Разрешение на работу получить несложно — корейцам требуется иностранная рабочая сила. В 2007 году в Республике Корея в качестве мигрантов находилось 4 000 граждан Узбекистана, а сегодня — уже 70 000 (!).

По численности узбеки на пятом месте среди иностранцев-гастарбайтеров (строители, грузчики, дворники), и Южная Корея думает об увеличении квоты. Что случится, если привычные нам трудовые мигранты из Средней Азии ввиду ослабления рубля переберутся из РФ в другие страны? Хорошо это будет или плохо?

Хотят к арабам и корейцам

«Россия пока лидирует — туда едут 61,5% трудовых мигрантов из Узбекистана, — объясняет бизнесмен Исмаил Усманходжаев. — На втором месте Казахстан — 17% наших гастарбайтеров, и казахские предложения привлекательны: ведь местная денежная единица — тенге не так быстро сжимается к доллару, как рубль. Казалось бы, много, правда? Но ещё 20 лет назад в Россию уезжали 95% узбекских мигрантов. Сейчас и жизнь страшно подорожала, и рубль чувствует себя не так уверенно: работники хотят получать зарплаты в долларах. Поэтому многие пытаются направиться в Южную Корею, ОАЭ, Сингапур, Саудовскую Аравию. Турция, кстати, не в чести — турецкая лира вообще улетела в пропасть.

Пока Россия популярна, поскольку многие узбеки владеют русским и туда не надо визу — сел на самолёт и полетел, купил патент, устроился в такси и сразу зарабатываешь деньги. А тут требуется другой язык знать, получать разрешение на работу, ждать квоту. Тем не менее отток мигрантов из РФ идёт. Вы посмотрите на объявления на улицах, популярнее всего сейчас Южная Корея».

«Сидел на одном Дошираке»

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Тут трудно не согласиться. Раньше и в Ташкенте, и в наиболее бедных районах Узбекистана (например, в той же Фергане) я наблюдал целые улицы, «заточенные» под организацию работы в России. Там была и переправка мигрантов в старых автобусах и даже грузовиках (!) через Казахстан в РФ, и агентства по продаже билетов (почему-то в Средней Азии через Интернет их не покупают), и щедрые предложения вербовщиков из строительных фирм в Сибири. Сегодня всё это тоже имеется, но в значительно меньшем количестве. Улицы заполонила реклама курсов корейского, арабского и английского языков, предложения рабочих виз в Южную Корею, Саудовскую Аравию и ОАЭ. Национальная узбекская авиакомпания значительно увеличила число рейсов как в Сеул, так и в Дубай.

«Брат, поверь, я Россию очень люблю, но мы там голодать стали, — жалуется мне Алишер Нуралиев, 15 лет отработавший на стройках в Петербурге. — Да, сто тысяч — хорошие деньги. Но еда вдруг стала много стоить, за жильё цена повысилась, домой отсылать совсем мало оставалось. Хотя и так на „дошираке“ одном сидел, да воду кипятил в чайнике. И всё это — на холоде. Я арабский учу, хочу к саудитам поехать. Там, слава Аллаху, такое строительство, что по $4 000 в месяц платят, э-э-э, такие деньги!».

Кормят монголов пловом

По статистике, больше половины узбекских мигрантов за границей нанимаются именно на стройки — наиболее тяжёлый вид работы, но зато и хорошо оплачиваемый. 16% трудятся в сфере услуг, 12% — в промышленности, 10% — в сельском хозяйстве. Согласно официальной информации Агентства по внешней трудовой миграции Узбекистана, в 2016 году в России работали 2 миллиона узбеков. Сейчас — 1,5 миллиона: то есть за семь лет число гастарбайтеров у нас уменьшилось на четверть.

Причина, в общем-то, одна — слабый рубль. Более того — в 2022 году число узбеков, желающих работать в России, сократилось в пять раз: они пытаются уехать куда-то ещё. В самом Узбекистане в последнее время зарплаты повысились, но и цены тоже взлетели будь здоров, поэтому трудовая миграция за границу остаётся на прежнем уровне. Узбеков нанимает даже…

Сербия, куда недавно отправились 410 узбекских строителей. Чего уж там — я даже в бедной Монголии и то встречал узбекские закусочные, предлагающие дешёвый плов. Тем не менее (по данным того же Агентства по внешней трудовой миграции) на данный момент 60% граждан Узбекистана, имеющих работу в России, не собираются возвращаться домой — они не хотят учить новые языки и стоять в очереди за визой. Так хорошо это или плохо для нас, если в стране будет меньше среднеазиатских рабочих?

«Шаурма скоро подорожает»

«Тут есть два мнения, — считает узбекский экономист Мурод Кудратов. — Первое — конечно, государство должно обеспечивать хорошей работой именно своих граждан и защищать их. В Омане водить такси имеют право только жители султаната, гастарбайтеров за руль не пускают — эта политика гарантирует высокий доход „своим людям“. Второе — цинично, но именно дешёвый труд малооплачиваемых гастарбайтеров помогает росту экономики — это давняя практика и в России, и в США, и в Западной Европе. Поэтому здесь уже россиянам надо спросить себя — готовы ли они к тому, что в крупных городах товары и услуги резко подорожают? Ведь если совсем не будет мигрантов, а той же работой займутся коренные жители, придётся значительно больше платить за всё — и за такси, и за квартиры, и за ремонт, и даже за шаурму. Так что здесь вопрос сложный: смогут ли граждане РФ раскошеливаться за те привычные вещи, что раньше обходились им недорого?

По моему мнению, России необходимы иностранные рабочие для развития её экономики. Конечно, вы найдёте гастарбайтеров и в других местах — к вам охотно поедут и из Африки, и из Бангладеш. Однако, как мне кажется, россиянам проще нанимать людей из бывшего СССР: менталитет-то один».

Здесь я согласен. Даже сейчас узбекам удобнее в России: без визы, со знакомым языком и лёгкостью устройства на работу. Москва и вовсе является «сверкающей мечтой» молодёжи Узбекистана, жить в столице России по-прежнему считается крутым и престижным. Мигранты исчезнут не завтра. Но такова природа — рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше.

Поток гастарбайтеров из Средней Азии начал ослабевать и снижается с каждым годом. Готовы ли мы к тому, что через какое-то время их не будет вовсе, заменим ли мы их сами… и если не получится, кого позовём на их место? Да, вопросов очень много. А вот ответов на них пока что нет, пишет АиФ (Георгий Зотов)